Михаил Талако (posidelkin) wrote,
Михаил Талако
posidelkin

Categories:

Политустройство Флоренции-5. Серые кардиналы (Официальная и реальная власть)


Рассмотрев структуру власти во Флоренции, мы теперь легко можем понять, из-за чего она не могла работать в принципе. Когда государство управляется бесчисленным количеством советов с плохо разграниченными полномочиями, в которые избираются (даже не избираются, а случайно вытягиваются) непрофессионалы – торговцы и ремесленники – сроком на несколько месяцев, обеспечить минимально последовательную и продуманную политику невозможно.
Но граждане упорно опасались упустить власть из своих рук и попасть под тиранию. И потому не желали отказаться от своих основных принципов: использовать советы вместо одного чиновника и избирать эти советы на предельно короткие сроки. Они видели судьбу прочих итальянских коммунн, почти поголовно переродившихся в тирании, и не хотели ее повторить. Забавно, что в ретроспективе выбранный ими путь видится медленным, но неуклонным и надежным путем к той самой тирании.
Есть несколько путей, которыми республики древности решали проблему управления.
1) Приглашение "тиранов" и "диктаторов", которые брали на себя управление городом в ситуациях, требовавших единовластия и порядка. В городах-государствах античности, предпочитавших этот способ, диктаторы приглашались на строго оговоренный срок и потом несли ответственность за свои действия. Флорентийцы не смогли или не сумели это полноценно реализовать. В тех случаях, когда диктаторов все-таки приглашали (как с герцогом Афинским), те выходили из-под контроля, напрочь отбивая охоту к подобным экспериментам.
2) Создание должностей "профессиональных политиков". Эти люди могли бы квалифицированно заниматься государственными делами под надзором торговцев-хозяев города. Такая модель была доведена до совершенства Венецией с ее институтом секретарей и процветала там чуть ли не тысячу лет. Флорентийцы частично использовали схожие идеи. Например, они ввели должность секретаря республики, которую по много лет занимали такие личности, как Салютати и Макиавелли. Но их полномочия были ограниченными, а сам принцип не вошел в систему (в Венеции секретари работали на всех уровнях управления).
3) Использование теневых структур власти. Именно по этому пути и пошли флорентийцы.
Средневековый город представлял собой сложнейшую, запутаннейшую систему отношений. Один человек не имел никакого значения, серьезный вес имела как минимум семья, но лучше – объединение семей. По отношению к Флоренции историки часто употребляют формулу, которая мелькает в бумагах флорентийцев, начиная чуть ли не с Данте: parenti, amici, vicini – родственники, друзья, соседи. Принадлежность к группе давала человеку защиту, поддержку, политический вес, а глава группы опирался на совокупную мощь всех ее членов.
С незапамятных времен, еще до появления "Постановлений правосудия", управление городом реально базировалось на существовании таких групп, чаще всего неформальных объединений на базе семьи. Глава могучего клана воспринимал как "своих" не только прямых родственников, но также слуг и клиентов. Более слабые семьи искали покровительства более сильных, а взамен отдавали им свою поддержку. В итоге весь город был пронизан сетью вертикальных и горизонтальных связей, которые жили независимо от формальных правил политической игры. Весь город мог быть запросто расколот на два враждебных лагеря из-за ссоры двух бедняков, каждый из которых воззвал к своему покровителю, а те, в свою очередь, обратились к вышестоящим, а те – к своим прочим вассалам и союзникам.
Когда правила политической игры распространились и укрепились, они стали элементом этой сети связей, но не заменили ее. Просто теперь те же кланы (или сменившие их) соревновались не в том, чтобы собрать у себя больше вооруженных рыцарей (или не только в этом), а в том, чтобы захватить контроль над избирательной сумкой. Параллельно с Синьорией с ее советами и ритуалами в городе всегда были истинные владыки – чаще всего, главы могущественных семейств, держащих в руках ниточки власти.
Со временем концентрация власти усиливалась. Если в 13 веке семьи Донати и Черки люто враждовали, вовлекая всех вассалов и союзников в вооруженные стычки на улицах города и битвы за его пределами, то сто лет спустя Мазо Альбицци и Никколо да Уццано правили городом в замечательной гармонии, возглавляя немногочисленную и сплоченную олигархию. Следующий шаг был абсолютно закономерен – замена олигархии одним человеком. Козимо Медичи еще соблюдал приличия и осторожность, претендуя на роль скромного лидера среди равных себе соратников и союзников. Однако, на протяжении нескольких десятилетий конкуренты были уничтожены, а соратники превратились в подданных. Его наследники уже правили почти как принцы, и даже после их изгнания теократия Савонаролы и пожизненное гонфалоньерство Содерини не вызывали отторжения у некогда свободолюбивых флорентийцев. Тем более, что иллюзия существования республиканских форм правления непрерывно сохранялась.
Ну а дальнейшее создание монархии, великого герцогства Тосканского во главе с Медичи, было просто закономерным финалом. Впрочем, как выразился один историк, жизнь пост-республиканской Флоренции может интересовать лишь патологоанатома от истории, будучи не более, чем жизнью трупа после смерти.
Tags: firenze
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments